Хорошие дни приносят знакомства с интересными людьми. Вот, например, совсем недавно встретились с Татьяной Самохиной – художницей, дизайнером и матерью двойняшек. Поговорили об искусстве интеллектуальном и эмоциональном, совпадениях и предназначении, и, конечно, немного поговорили о детях.

— Ваши картины – они «от ума» или «от сердца»? Это интеллектуальное или эмоциональное искусство?

— Я не думаю, что такие вещи можно разделять. Конечно, когда зритель смотрит на мои работы, он может их по-разному интерпретировать, домысливать сюжеты – это интеллектуальная составляющая. При этом каждая из картин обладает большой эмоциональной силой – обычно люди стоят перед ними, как завороженные. И это не фигура речи, так и есть.

Когда я приступаю к работе, у меня есть какая-то ключевая идея, мысль, которую я хочу передать, но все остальное – это уже что-то сродни медитации. Я вижу холст, подбираю краски, начинаю работать и постепенно погружаюсь в транс – я не помню того, как приняла то или иное композиционное решение, но очень хорошо помню эмоцию, с которой создавала картину. И именно эта эмоция всегда передаются зрителю.

Люди, которые знакомятся с моими работами, говорят: «Как ты это сделала? Я стоял перед картиной с пустой головой, это было как дзен, как спокойствие и полное единение с миром» или «Это было удивительно. Мне казалось, что картина затягивает меня, будто я в центре вселенной, в самом центре всех вещей и явлений». Это то, что мне хотелось бы называть «энергетической живописью» — каждый видит в моих работах что-то свое, но все чувствуют, что эти картины «ведут их», рассказывают о них самих что-то очень важное.

Например, я показала подругам свою абстрактную работу, и одна сказала, что увидела на ней Князя Владимира и дружину, другая сказала, что видит корабль, врезающийся в волну… Я же рисовала что-то об ожидании, встрече сквозь пространство и время… Где-то на более глубоком уровне становится понятно, что все мы говорили об одном и том же.

ZEN_1657-Edit

— Как складывается жизнь ваших картин?

— По-разному, многие находятся в частных коллекциях во Франции, Бельгии и других странах.

— Как коллекционеры находят их?

— Картины можно найти на профильных сайтах, у меня на странице в Instagram и, конечно, на выставках и онлайн-галереях.

— Бывают случай, в которых вы отказываетесь продавать свои работы?

— Да, я создаю картину в удовольствие, а не для заработка, поэтому если я понимаю, что картину хочет купить «не тот человек», я не продам её, какую бы суму ни предложили.

— Какую технику вы используете?

— Сначала я прорабатываю текстуру, а затем наношу много слоев подкрашенной эпоксидной смолы. Благодаря этому создается ощущение бесконечной глубины, кажется, что в картину можно погружаться все дальше и дальше, каждый раз открывая что-то новое.

IKV_1064

— Как приходят идеи?

— Спонтанно. Иногда во сне. Тогда я просыпаюсь и бегу к холсту, чтобы набросать какие-то элементы. Муж уже привык к тому, как я в полудреме делаю какие-то наброски. Утром все выглядит совсем не так, как во сне, но даже по этим отрывкам можно воссоздать идею

— Рождение детей как-то повлияло на творчество?

— Наверное, творчества стало ещё больше. Это как будто поток света, который не прекращается.

— Как вы отреагировали, когда узнали, что у вас будут двойняшки?

— Спокойно. Если честно, ещё за пару месяцев до беременности я как-то четко поняла, что у меня будет двойня. Так что, когда нам об этом сообщили, я ни капельки не удивилась. Какие-то опасения, если и были, скорее, были связаны с моей физической формой. Когда я забеременела, во мне было 54 килограмма, на роды я отправлялась с весом в 95 килограмм и потом потребовались усилия, чтобы вернуться в свой вес.

— Спорт, диеты?

Не диеты, но правильное питание. И серьёзные тренировки – каждый день по «45 минут ада» в программе «Рывок». Рывок стал мне родным домом! Это не просто тренировки, это целый комплекс который поможет всего за 60 дней вернуться в форму и добиться хорошего результата. В общем, если есть желание и сила воли, невозможного нет.

— Дети отличаются по характеру?

— С самого рождения.  Помню, в роддоме спрашиваю у врача: «Как дети – здоровые, красивые?», а она мне говорит: «Здоровые, красивые, но я никогда не видела, чтобы двойняшки были такими разными». Отличаются и по внешности, и по характеру. Маргарита внешне похожа на папу, но по поведению – «девочка-принцесса», Тимур похож на меня, но с детства обожает машины, технику и все такое.

— Как вы проводите время вместе, у вас есть какие-о семейные ритуалы?

— Каждый день мы вместе завтракаем и каждый день, что бы ни случилось, мы возвращаемся домой не позже 7 и весь вечер проводим время с детьми, а каждые выходные выбираемся на прогулки, едим за город. Сейчас дети активно познают мир, им очень ценно общение с природой, так что они в восторге от таких поездок.

— Дети видели ваши работы?

— В мастерскую я их не пускаю, всё-таки работаю со специфическими материалами. Но у них в детской развешаны картины, которые я писала во время беременности. Это была целая серия «Коты-супергерои». Дети очень любят эти работы, подолгу рассматривают их и, конечно, прекрасно узнают и показывают котов даже на самых абстрактных работах. Вообще мне кажется, что у детей от рождения развито прекрасно эстетическое чутье.

— Сейчас вы развиваетесь не только как художник, но и как дизайнер? Верно?

— Да, это относительно новая сфера для меня.

Я выпустила коллекцию юбок, каждая из которых расписана вручную. Это не принты, это история о намного более тесном контакте с дизайнером.

— Вы работаете под заказ?

samokhina

— Да, но только в том случае, если человек полностью доверяет мне. Я не хочу ломать себя, я хочу делать только то, что мне самой нравится. Если клиент приходит и говорит: «Мне нравится ваш вкус. Сделайте то, что считаете нужным», то это вдохновляет, окрыляет меня и я выкладываюсь по полной!

— Вы верите в совпадения, случайности?

— Нет, мне кажется, что совпадений нет, есть осознанный выбор каждого и есть предназначение. Вот ты идешь по дороге, как рыцарь из сказки, и видишь развилку, делаешь выбор, а там дальше ещё одна развилка и так далее. Дорога уже есть, но выбор, куда свернуть, ты всегда делаешь сам.

Я часто на минуту останавливаюсь и думаю обо всем, что у меня сейчас есть, и о том, как я пришла к этому – раскручиваю ниточку Ариадны, отслеживаю развилки. И, знаете, ни о чем не жалею. Когда-то я была главным бухгалтером и партнером в крупной компании, а потом бросила все и пошла другим путем. Нельзя сказать, что я не любила свою работу, просто я не была так свободна, как сейчас, не чувствовала такой острой радости от того, что я делаю. Так что дело не в случайностях, дело в выборе.

— Но было страшно начинать новое?

— Нет, это был не страх, а азарт.

Получится – не получится? Не узнаешь, пока не попробуешь, так что просто берешь и делаешь, и все тут. С живописью так же. Когда долго работаешь над картиной, сомневаешься, это чувствуется – в ней не будет той силы, которая бывает в работах, созданных практически в трансе.

А вообще я боюсь только своих мыслей. Не в смысле чего-то плохого, а просто боюсь, что если я буду браться за реализацию всех своих идей, так свободного времени вообще не останется. А отдыхать тоже нужно. Отдыхать, радоваться, жить, а когда бушуют волны и кипят страсти, смотреть на все «с холодной головой».

IKV_1376

Сайт Samokhina ART
Facebook  Samokhina ART