Бывает так, что влюбляешься в человека ещё до знакомства… Читаешь посты в социальных сетях, следишь за рабочими проектами, сопереживаешь большим и маленьким радостям. И вот приходит время встречи (интервью – отличный повод развиртуализироваться), и ты даже немного волнуешься, думаешь о том, как все пройдет, насколько отличаются люди в сети и в реальной жизни. Вот где-то с такими мыслями я ехала на встречу с Женей Михайленко. Прокручивала в голове вопросы, потом отказалась: хорошие беседы – те, которые будто бы и не планируешь вовсе.

Женя пришла с красивой, улыбчивой девочкой с именем скандинавской богини. Это младшая дочь — Фрейя, и ей ещё нет и полугода. Пока она сладко спит, мы говорим о рабочих проектах, воспитании детей, отношении к искусству, миру, еде и о том, как же это всё-таки прекрасно – чувствовать себя женщиной в максимально полном и ёмком значении этого слова.

02

— Женя, чтобы мне не пришлось писать долгих сухих вступлений с врезками из биографии, можете сами рассказать о том, какими проектами вы сейчас занимаетесь и как они в вашей жизни случились?

— Попробую. По образованию я архитектор-художник. В детстве мечтала заниматься иллюстрацией детских книг, а по факту после окончания университета работала в сфере дизайна интерьеров. Несмотря на то что у меня даже не было сайта или чего-то подобного, заказы всё равно были, и их было много. Правда, оказалось, что в этой профессии совсем немного чистого творчества: большую часть времени ты проводишь за компьютером, ещё часть – ездишь в «Эпицентр» или подобные магазины за материалами. Как-то так. А потом вдруг все изменилось. Знаете, как бывает, когда строишь-строишь стой стеклянный замок, а потом в одно мгновение все рушится. И оказывается, что замок этот был совсем не твой. Я рассталась с первым мужем, отказалась от работы, которая мне не приносила удовольствия. И вот я с маленьким ребёнком на руках стала искать, нащупывать, какая же дорога – моя. Подруга подарила мне фотоаппарат, и с тех пор многое изменилось. Появился проект Soul Photography. Мне нравилось заниматься фотографией, но я сомневалась — не хотелось чувствовать себя «ещё одним фотографом». Но всё-таки решилась. И снова – у меня много заказов, но я не всё ещё не могу, например, сделать портфолио. Все из-за того, что я постоянно недовольна собой, и это нормально – когда учишься. А вот так выбрать какие-то работы и сказать: «Это – лучшее», поверить, что я состоялась как фотограф, пока я не могу. Пока я только ищу свой почерк, свой стиль в фотографии.

— Что для Вас важно, когда Вы снимаете?

— Сделать так, чтобы на фото проявился человек – именно такой, какой он есть. Это что-то похожее на психологический портрет.

Вот это мне интересно – спонтанное проявление эмоций, когда раз — и замечаешь, что вот прямо сейчас человек – настоящий. Это, наверное, и есть что-то, что называется душа фотографии.

Одна моя знакомая давно хотела фотосет, но никак не могла придумать себе образ. Я перебирала варианты, а потом поняла – ей никакой образ и не нужен, она интересная сама по себе. Рассказала ей об этом, ей идея понравилась. Даже странно, что раньше это не приходило в голову.

01

— А когда Вы снимаете для брендов, как работаете? Как вообще коммерческая съемка может быть «с душой»?

— В таком случае, мне интересна эмоция, которую «транслирует» бренд. Именно её я хочу показать. Например, мои знакомые изготавливают доспехи. Они хотели заказать у меня просто предметную съемку, но я поняла, что это будет не то. В результате мы разработали сюжет, героев и сделали очень красивую съемку. И даже если рассматривать фото из неё по отдельности, стазу понятно, что за каждым кадром стоит что-то большее, целая история.

— И ещё один проект, в названии которого есть Soul – Soul Garden. Расскажите подробнее.

— Это маленькие «сады фей» — по факту террариумы для суккулентов и других растений. Они очень популярны и в Европе, и в Америке. Делаю их под заказ – на самую разную тему. Часто их заказывают на 1 сентября вместо привычных букетов для учителей. А ещё после рождения дочери я всё-таки поняла, что мне очень хочется рисовать акварелью. Начала, и как-то сразу появились заказы на рисунки, логотипы. Интересно, что из этого получится. И, конечно, я во всем помогаю мужу – со всем, что касается дизайна, визуальной части в ресторанных проектах, которыми он занимается.

06

— Как раз хотела об этом спросить. Ваш муж – эксперт по гастрономии, шеф-повар с огромным опытом, требовательный к себе и к другим. Как он изменил Ваше отношение к еде, ресторанам и так далее?

— До знакомства с ним я была убежденной вегетарианкой. Мне даже в голову не могло прийти, что я снова начну есть мясо. А потом как-то так получилось, что посмотрела на еду сквозь призму его восприятия. Я поняла, что это искусство, а любое искусство для меня притягательно. И я поняла, что без каких-то продуктов я не смогу ощутить всю его многогранность. Речь не идет, конечно, о том, что я стала есть колбасу или прочую чушь, просто, если мне хочется мясо, я не отказываю себе.

— Он часто готовит для Вас?

— Женя очень много работает. Очень редко он готовит что-нибудь просто так — обычно это проработки для новых проектов.

— А Вы что-то можете приготовить такое, чтобы его удивить?

— Нет, конечно. Я готовлю простую, домашнюю еду. Так что она может вызвать разве что улыбку.

И честно говоря, мне не хочется участвовать в соревновании на роль «Суперхозяйки». Мне хватает роли матери и жены.

05

— Фрейя – очень необычное имя для девочки. Как Вы его выбрали?

— Женя сначала хотел назвать ребёнка «Женей». Мне показалось, что всё-таки это будет уже слишком, но он был непреклонен. А потом я подумала о том, что ему очень близка по духу скандинавская культура (у Жени даже есть татуировки Хугина и Мунина – воронов Одина), и предложила имя Фрейя. Ему очень понравилась идея – назвать дочь в честь богини любви.

— А как Ваш старший сын отнесся к появлению сестры?

— Чудесно. Честно говоря, до рождения Фрейи я даже не подозревала, какой он оказывается взрослый.

Ему – 6, а во взгляде чувствуется, что он уже мужчина. Это что-то невероятное. Он очень любит сестру, заботится о ней, носит её на руках.

Возможно, всё дело ещё и в том, что я готовила его к появлению ещё одного ребенка. Мы вместе смотрели «мультики про малыша» — записи УЗИ, я рассказывала ему о том, как развивается плод. Мы даже играли втроем ещё до родов. Матвей, например, раскладывал у меня на животе детское домино, Фрейя толкала живот, домино разлеталось под его звонкий смех. И когда всё уже случилось (а я рожала дома), он быстро все осознал и принял.

— Как отличались эмоции после рождения первого и второго ребенка?

— Если честно, во второй раз все было радостнее. Недаром говорят, что с первыми родами рождается мать. Вот я тогда и была «мамой, которая только появилась на свет». Было много тревог и забот, и первые месяцы после родов были будто бы в тумане. Со вторым ребенком все было по-другому.

У меня с самого первого дня была абсолютно осознанная, прочувствованная беременность, это совершенно удивительное состояние. Я решила рожать дома именно по этой причине – чтобы прочувствовать и осознать рождение ребенка.

03

— Расскажите немного больше о Матвее. Что ему нравится, чем он увлекается?

— Он очень активный ребёнок, но Женя шутя называет его «ботаном». Он очень любит книги и все, что связано с природой. Кажется, он знает наизусть названия всех растений, зверей, насекомых в округе и даже может с ними разговаривать.

— Как Вы учили его читать? Сложно было?

— Совсем нет. Он как-то очень рано начал ходить, говорить и читать тоже. Я не отдала его ни на какие развивающие занятия и никогда не учила чему-то насильно.

У детей есть природное любопытство, внутренняя потребность к узнаванию нового. Главное, заметить это и вовремя поддержать. Особенно хорошо, если ребенок растет за городом. Тогда в его распоряжении целый мир, который можно исследовать.

И ещё, я все время разговариваю с детьми. С момента их рождения, даже раньше – в процессе беременности. Я просто рассказываю обо всем, что происходит вокруг, называю явления и объекты. Наверное, это один из самых эффективных, естественных и ненавязчивых способов обучения.

— То есть главное – не заставлять?

— Да, все так. Я часто слышу, что родители заставляют детей есть. Мне это кажется странным. Обычно Матвей сам ко мне приходит и просит, чтобы я что-то для него приготовила. Ну, а в крайнем случае он всегда может пойти в огород и найти там свежие овощи, чтобы подкрепиться.

***

Наша небольшая прогулка по Прорезной подходит к концу, напоследок задаю самый простой сложный вопрос.

— Как Вы себя сейчас ощущаете? Какую эмоцию чаще всего испытываете?

— Ну, наверное, я всё ещё в поиске.

Я ещё ищу себя в работе, в творчестве, новых проектах, но при этом я чувствую себя женщиной. Это не то чувство, которое дается сразу. Оно обычно приходит с нужным мужчиной.

Когда ты можешь позволить себе чего-то не знать и не уметь, когда ты можешь быть иногда смешной и неловкой, когда можешь расслабиться и почувствовать себя счастливой.

Текст: Банько Мария